Глиальный фибриллярный кислый белок плазмы и tau: предикторы неврологического исхода после кардиального ареста (Critical Care, апрель 2024)

Введение: целью этого исследования стало изучение глиального фибриллярного кислого белка (glial fibrillary acidic protein [GFAP]) и общего tau в качестве предикторов неблагоприятных неврологических исходов после внегоспитального кардиального ареста (out-of-hospital [OHCA]) и госпитального кардиального ареста (in-hospital cardiac arrest [IHCA]), включая сравнение с легким нейрофиламентом (neurofilament light [NFL]) и нейрон-специфической энолазой (neuron-specific enolase [NSE]). 

Методы: ретроспективное, многоцентровое, обсервационное исследование пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии (ОИТ) трех госпиталей Швеции в период 2014-2018 гг. Пробы крови брались на момент поступления в ОИТ, и далее через 12 и 48 часов после кардиального ареста. Неблагоприятный неврологический исход определялся как категория производительности головного мозга (Cerebral Performance Category) 3—5 на 2—6 месяцы после кардиального ареста. Образцы плазмы ретроспективно анализировались на содержание GFAP, tau и NFL. Сывороточный NSE анализировался на момент клинического ухода. Прогностическая эффективность тестировалась с помощью AUC (area under the receiver operating characteristics curve). 

Результаты: 428 пациентов, 328 с OHCA, а 100 пациентов с IHCA. На момент поступления в ОИТ, через 12 часов и через 48 часов после кардиального ареста, GFAP предсказывал неблагоприятный исход посе ОНСА с AUC (95% CI) 0.76 (0.70–0.82), 0.86 (0.81–0.90) и 0.91 (0.87–0.96), а после IHCA с AUC (95% CI) 0.77 (0.66–0.87), 0.83 (0.74–0.92) и 0.83 (0.71–0.95). В аналогичные временные точки tau предсказывал после OHCA с AUC (95% CI) 0.72 (0.66–0.79), 0.75 (0.69–0.81) и 0.93 (0.89–0.96), а после IHCA с AUC (95% CI) 0.61 (0.49–0.74), 0.68 (0.56–0.79), and 0.77 (0.65–0.90). У определенной группы пациентов GFAP  на 12 час и на 48 час, впрочем как и tau, показал аналогичную NSE на 48 час прогностическую ценность после OHCA и IHCA. Прогностическая эффективность NFL была аналогичной или даже превосходила прогностическую эффективность GFAP и tau во все временные точки после OHCA и IHCA. 

Выводы: GFAP и tau перспективные биомаркеры для прогнозирования в нейрореанимации с высокой прогностической эффективностью на 48 час после OHCA, но они не превосходят NFL. Прогностически способности GFAP могут быть более эффективными для клинического применения на 12 час после кардиального ареста. 

Подробнее: https://ccforum.biomedcentral.com/articles/10.1186/s13054-024-04889-0